Category: литература

годкин

Кому подражать-то?

По итогам прошлой программы "Принципиальная позиция" пришел комментарий от Софьи Лебедевой, в котором задан вполне логичный вопрос: а кому подражать нынешней молодежи (читай - пацанве)?
А и правда - вот кому? Где тот герой, которого можно увидеть на экране, или на страницах книги?
Ну, хорошо. Я, конечно, понимаю, что найдутся люди, которые сейчас обвинят меня в цензуре, ура-патриотизме и прочих грехах. Но давайте честно вспомним: вот мы, 35-40-летние, мы с вами что читали? Какие фильмы смотрели в детстве?
Жюля Верна читали. Луи Буссенара. Юрия Нагибина. Толкиена. Кто поодареннее - Камю, Хеммингуэя, Ремарка. Чехова, конечно, только из под палки. Ну да и Бог бы с ним.
Можно подражать героям Нагибина и Ремарка?
Можно.
А героям Пелевина и Бегбедера?
Что снял отечественный кинематограф за последние пятнадцать лет (я не беру двадцать пять, мы сейчас о тех, кому самим по 15)? "Бригаду", "Бой с тенью", "Бумер", "Тиски" - это вместо "Гардемарины, вперед!", "Три мушкетера", "Приключения Электроника" - вы простите, может, не самые удачные примеры, но тенденция совершенно очевидна и понятна.
Я в младости, как помнят читатели моего блога, сильно увлекался театром и десять лет (а с перерывами и все пятнадцать) "отслужил" в очень известном в Ставропольском крае "Театре-студии "Слово" под руководством ныне, к великому сожалению, покойного заслуженного артиста России Владимира Владимировича Гурьева. И этот театр позиционировался всегда как театр, в который ходят в основном школьники и студенты.
Так вот решения о постановке спектаклей по пьесам Чингиза Айтматова "Плаха", Тезады Тутовой "Белая смерть", Николая Коляды "Игра в фанты", Юрия Полякова "Одноклассники" - вот такие решения принимались Владимиром Владимировичем с легкостью. Но на то, чтобы убедить его поставить в театре спектакль по пьесе Леонарда Герша "Бабочки свободны" - пьесе, в которой каждый герой наполнен любовью, преодолением, стремлением развиваться, вьесе о любви и счастье, без наркотиков, мордобоя, предательства и грязи - мне на это понадобилось ТРИ ГОДА.
Убежденность этого прекрасного человека в том, что он может показать со сцены порок и тем самым отвратить от него молодежь - оно было глубоко ошибочно. Зритель не боится порока. Сама человеческая сущность составлена так, что порок ее не пугает. Но наблюдая за ним, мы ищем в нем привлекательные стороны.
Невозможно со сцены напугать наркотиком. Человеческий ум построен так, что он в большинстве случаев будет убеждать себя, что вот до этого у него не дойдет.
Невозможно с экрана показать Сашу Белого на мерсе, с кучей бабла, героически мочащего своих врагов, и финальными кадрами потери друзей и семьи отвратить пацана от крутой жизни.

Для того, чтобы человек хотел нюхать цветы, а не кокс, ему надо не отвратность кокса показывать, а красоту цветов.
Как-то так. Может, немного наивно в части примеров. Но по сути, мне кажется, верно.