Category: медицина

чотакое?

Очень хочется верить

Вчерашние события в детской больнице имени Филлипского - это что-то особенного.
Обед. Мы приезжаем в больницу с зампредом Думы Виктором Ивановичем Лозовым. Общаемся с коллективом. Все настроены решительно. Удивило полное спокойствие людей. Они были абсолютно уверены в себе. такой уверенностью обладают только те, кому нечего терять.
Через час после нашего отъезда из больницы мне поступает информация, что туда едет председатель правительства края Иван Иванович Ковалев. Успокаиваю людей в телефонном режиме, говорю, что Ковалев - человек чрезвычайно практический, мудрый, умеющий разрешать конфликты, пользующийся уважением даже оголтелых внесистемщиков.
Еще через десять минут звонок: якобы Ковалев еще не приехал, в больнице прокуратура с полицией, настоятельно требуют от голодающих освободить актовый зал в связи с тем, что по окончании рабочего дня они не имеют права находиться в муниципальном учреждении. Прессу на территорию больницы не пускают, ссылаясь на распоряжение горздрава. Интересное получается кино: Кашникова обвиняют в самоуправстве с применением насилия именно за то, что он препятствовал прессе работать на территории больницы.
Сажусь в машину, срываюсь туда.
Collapse )
чотакое?

Только что вернулся из детской больницы имени Филлипского

Пообщался с объявившими голодовку сотрудниками (их шестеро) и остальным персоналом.
Думаю, за Кашникова они будут стоять насмерть. Эти люди слеплены из какого-то очень правильного теста.
Тем любопытней было наблюдать за представителями прокуратуры и администрации города.
Collapse )
чотакое?

Надо думать головой

Касательно болезни tema. Был я в Африке не далее, как в феврале. Конкретно - в Кении. Перед отъездом сделал прививку от желтой лихорадки, для этого мне пришлось съездить из родного Ставрополя в Краснодар и заплатить 700 рублей. От столбняка и менингококка делать не стал - столбняк сделан недавно, менингококком можно заболеть и в России. Впрочем, в случае с Татьянычем речь идет о малярии - о ней и поговорим.
Collapse )
годкин

Сходил в "Офтальму"

Видимо, в этой клинике я оперироваться не стану.

Когда ты приходишь в клинику, где тебе должны прооперировать ГЛАЗА, да еще за нешутейные деньги, ты ожидаешь от персонала:
1. Четкости и слаженности действий.
2. Максимальной осведомленности о процедурах и готовности подробно рассказать об этом пациенту без его дополнительных просьб.
3. Информирования пациента о препаратах и манипуляциях, которые ему будут вводить/капать/делать.

Что было сегодня.
1. Персонал не может договориться о том, кто проведет манипуляцию. Дошло до того, что врач инструктировала персонал, как правильно щелкать у меня в глазу лазером или чем-то еще, чем я не знаю - мне об этом не сказали. Информирование о том, что со мной будет происходить сводилось к тому, что мне говорили: смотрите вот в этот аппарат, теперь смотрите вот в этот аппарат, раскройте глаз шире. ЧТО происходит в этот момент, для чего эта манипулиция - мне непонятно, и никто не говорит.
2. Из всех манипуляций, которым я сегодня подвергся, мне ЗАРАНЕЕ разъяснили две: измерение глазного давления и расширение зрачка неназванными каплями. О том, что мне меряют толщину роговицы, я узнал после моего вопроса в процессе начатой манипуляции.
3. Мне, как и многим другим пациентам, капали капли В КОРИДОРЕ.
4. Задается вопрос: "А у вас есть аллергия?" Аллергия на что? "На препараты."
Позвольте, а вы не уточните, на какие препараты?! Я-то до сих пор не знаю, какие препараты мне капали!
5. Врач-диагност Хасанова Индира Салиховна не дала конкретной информации по планируемой операции. Задаю вопрос: "Когда возможно провести операцию?" Мне отвечают, что мне перед операцией надо в течение 10 дней прокапать увлажняющие капли, но тут же говорят, что готовы записать меня на операцию во вторник, то есть через шесть дней. Задаю вопрос: "Я бы хотел знать, как будет проходить операция, сколько она продлится, что она из себя представляет?" Ответ: операция будет проходить в нашем операционном блоке, она занимает 15 минут. Исчерпывающая информация, правда? Задаю вопрос по ограничениям на физические нагрузки: месяц нельзя никаких, потом полгода не поднимать больше 30-ти килограммов. Что значит - нельзя никаких? А кардионагрузки? Никаких нельзя. То есть и в горку идти нельзя? Молчит.

Это же не шутки. Нормальный врач сделает все, чтобы получить от пациента ИНФОРМИРОВАННОЕ согласие. А здесь я вижу закапывание глаз в коридоре, ноль информации для пациента и элементарное незнание некоторых вопросов.

Буду изучать вопрос дальше.
чотакое?

Неважно, кто кого трахал, важно - кто кому врал (с)

В русском языке есть два слова: "удобно" и "честно".
Нет, разумеется, в русском языке гораздо больше слов. Но вот эти два - они самые главные. Потому что, в зависимости от того, какое слово мы выбираем определяющим в своей жизни, строится вся наша жизнь. И складывается она, как правило, хреново, именно потому, что противу честности мы, зачастую, выбираем удобство. И чаще всего это удобство заключается в том, чтобы переложить ответственность за свою ответственность на чужие плечи.
Непонятно? Нет?
Тогда давайте попробуем разобраться с третьим, определяющим два предыдущие, словом - "ответственность".
Когда-то давно, уж скоро 19 лет как, в нашей семье случилась беда. Ночью бабушку разбил инсульт со всеми вытекающими последствиями - полный паралич левой половины тела. Под утро моя мама написала отказ от госпитализации и бабушка осталась дома.
Мне было 13 лет. Мама работала. Бабушку можно и нужно было отвезти в больницу, где за ней, худо ли, бедно ли, был бы постоянный врачебный уход. Ей бы вовремя подставляли судно и вводили лекарства. Мы бы ее навещали. Да, мы бы мучились совестью за то, что не смогли обеспечить ей сиделку дома, потому что мать работала на трех работах и содержала семью, и жрать в те времена было буквально нечего. Но это бы были мучения нашей совести. Это была бы наша ответственность перед самими собой.
Но мы выбрали другой путь. Так поступает подавляющее большинство. Мы выбрали путь людей, которые переложили свою ответственность на плечи умирающей бабушки. И поэтому я в 13 лет приходил из школы и менял под бабушкой, задыхающейся от собственного смрада, загаженную постель. Вам с подробностями, или не надо?
А зато мы ее любили. И врачам на поругание не отдали. Мы свою совесть, которая, безусловно, мучила бы нас, отдай мы бабушку в больницу, отдали ей. Мы ее зато не бросили. И мучилась уже она, видя, как нам с ней трудно, чувствуя себя обузой. А мы мучились чисто физически, лишая себя сна, покоя, но не мучились той самой совестью. И лично я свою бабушку через два месяца вот такой жизни возненавидел, и орал на нее, как резаный. А еще через месяц она умерла, и я 10 лет мучился от того самого комплекса вины, о котором все здесь прекрасно осведомлены. Не все испытывают, но знают, что это такое - все.
Нам чертовски удобно переложить свою ответственность, свой крест на плечи окружающих. Мы сами загоняем себя на каторгу, знаем и понимаем, что это - именно каторга, и плывем по течению, потому что нам - так удобно. Мы не уходим от людей, которых давным-давно разлюбили, только потому, что считаем себя ответственными за них. За их быт, благосостояние, страдания. Тем самым мы лишаем их права на любовь людей, которые ходят рядом и смотрят жадными глазами на наши несостоявшиеся половинки. Нам так удобно, мать вашу, мы свято верим в то, что все рассосется само собой, мы ждем, пока они, а не мы, сделают тот самый шаг, который назрел черт знает, когда, и снимут с нас эту гребаную ответственность!
Давно не любимую женщину, которая тебя тяготит, уведет друг? И слава Богу! Я буду несчастен, а они - именно они - будут сволочами! У обрыдшей мне жены появится любовник? Отлично! Наконец-то можно будет уйти от нее с чистой совестью, назвав ее сукой, чувствуя себя чистеньким! Отказать тому, кто смотрит тебе в глаза и молит о любви? Да ни за что! Вот он себе сам выдумал - пусть сам и перебесится. Уйти к нему, или к ней? Да... Как-то неудобно, черт возьми. А как же этот, или эта, с которым уже 3, 5, 10 лет, которого видеть не могу, и не прикасался уже несколько месяцев, или прикасался, но только потому, что так надо, что так удобно - здесь семья, дом, тут накормят и напоят, и трахнут, а там - там для души, для жалоб, для истерик, как? И там знают и терпят, потому что жрать иначе будет нечего, и тут знают и терпят, потому что идти больше не к кому, а если есть к кому - то боязно, как и тебе!
Уведет. Появится. Перебесится. Обязательно. Непременно. Без нашего с вами участия. А нам по прежнему будет удобно считать, что мы здесь ни причем. Если нас терпят такими, какие мы есть - чего еще желать?
Это не я, это не я - твердим себе мы каждый день. Это все они. Это он себе все выдумал - пусть и расхлебывает. Это она довела меня до того, что я бросился к другой женщине. Это они, они, нелюбимые, нежеланные, вымотавшие нам нервы, изгадившие нашу святую любовь, сделавшие невозможным наше с ними общее будущее всей той дрянью, которая на нас свалилась в виде их жен/мужей и официальных девушек/парней, это они, которые отрывают нас от наших святых семей, в которые и возвращаться-то противно - это целиком и полностью их вина.
Когда вас бросит любимый вами человек - посмотрите ему в глаза и скажите спасибо. За то, что не погрузил в эту пучину мерзости, не заставил чувствовать себя причиной его несчастья, но сам стал причиной вашего. За то, что снял с ваших мужественных, или хрупких плеч эту пресловутую ответственность.
Когда вам признается в любви человек, идущий на сделку со своей совестью, нарушающий запреты - оцените его честность и ответьте ему отказом, если вы его совсем не любите. Или, уж коли хотя бы немного любите, согласием. Но сделайте это честно, не прячась. Не перекладывая свою ответственность на его плечи.
Правду говорить ни хрена не легко и не приятно. Но когда мы находим в себе силы ее сказать - нам обязательно становится легче. Потому что мы прекрасные и очень красивые люди. А прекрасные и очень красивые люди должны честно и открыто смотреть в глаза не только окружающим, но и самим себе.
И когда мы наплюем, наконец, на удобство и заменим его честностью - только тогда все мы обязательно из глубоко несчастных людей, сидящих по вечерам за общим столом в ожидании очередной чашки кофе и прячущих друг от друга жадные до любви, счастья и радости взгляды, обязательно станем счастливыми. Пускай через боль. Пускай через муки совести. Но станем.
Я это понял.
А вы?